Моя история успеха в Евразийском Институте практической психологии и психотерапии.

Автор: Тольцман Марина Анатольевна – врач-психотерапевт, психиатр, тренер национального уровня ЕИППП

 В жизни каждого человека наступает момент принятия важных решений, которые определяют его дальнейший путь. Я сама начала свой профессиональный путь психотерапевта,  работая врачом-психиатром в областном психоневрологическом диспансере, и мне было непонятно то, что  у пациента столько боли в душе, он страдает от того, что родные его не понимают, не ладятся личные отношения, не удается заработать на жизнь, он плачет или злится, его эмоции зашкаливают – а врач назначает ему таблетку, от которой сразу становится хорошо? Еще я многого не понимала в своих отношениях с людьми и искала ответы.

Это было в начале  90-х, в то время вообще было очень сложно с психологической литературой и психологическая помощь вообще не была доступна в том виде, в каком сейчас она представлена. Впервые я прочитала книгу Дейла Карнеги  «Как перестать беспокоиться и начать жить».   Некоторые принципы, следуя которым, люди могут перестать волноваться о чём бы то ни было в своей жизни, и свести на нет все свои беспокойства, были близки мне, некоторые - были для меня непонятны. Я продолжала искать ответы на вопросы, которые все чаще возникали в моей голове и это, наверное, было сильной мотивацией для моего дальнейшего развития. Затем мне удалось прочитать взахлеб книгу Луизы Хей (надо сказать, что в те годы ее практически невозможно было купить, она переходила из рук в руки…), я начала  применять аффирмации, и жизнь моя потихоньку стала меняться. Потом  моими кумирами были Владимир Леви, Николай Козлов и некоторые другие авторы. Они покорили меня своей простотой и послужили хорошей ступенькой для начала движения к своей будущей профессии.

В 1998 году у нас в Казахстане был организован психологический декадник, куда я впервые с большим интересом поехала (это было в центре ментальной медицины на базе психиатрической больницы г. Кустаная под руководством Каткова Александра Лазаревича). На этом декаднике я открыла для себя ЧАСТЬ  СЕБЯ.

Я консультировала многих своих друзей и знакомых (на деле, я была активным  умным советчиком со знанием терминологии, но тогда мне казалось это психологией — многие специалисты, кстати, так думают и работают до сих пор). Именно с этого времени началась моя, относительно постоянная, практика как психотерапевта в клинике доктора Орымбаева. Правда, пока еще только по совместительству, я продолжала работать по своей основной специальности психиатром. Огромное спасибо всем тем первым  клиентам, за то, что доверились мне, терпели мои ошибки и промахи, и вместе со мной радовались моим успехам. Особенная благодарность сотрудникам клиники, которые интересовались моей деятельностью и поддерживал меня, стимулировали меня к дальнейшему развитию.

Весной 2002 года я попала на двухдневный тренинг по телесно-ориентированной терапии, мне очень не терпелось стать настоящим полноценным психотерапевтом, я начала искать всевозможные способы это реализовать, искала практикующих психологов, курсы и т.д. Но снова натыкалась на то, что я живу в маленьком городе, в котором о психологии как не слышали (я имею в виду общую массу людей), так и продолжали не слышать. Выезжать за пределы города было сложно по двум причинам. Первая: я работала врачом, заведовала острым женским  отделением в психиатрической клинике. Вторая: не было информации, точнее я даже не знала, где и как искать эту информацию. Это был 2002-2003 год, интернет еще был недоступным (по крайней мере, для меня лично).

И вот, удача снова повернулась ко мне лицом:  в один прекрасный день я увидела на остановке объявление о проведении психологического интенсива под руководством Марины Коляевой. Я была очень воодушевлена качеством информации и профессионализмом. И я стала сотрудничать с Мариной Коляевой. Она настолько увлекла меня  психологией, и  именно знакомство с ней послужило вторым поворотным пунктом становления меня в качестве профессионального практикующего психотерапевта. Сначала это была НАПК (Национальная Ассоциация Психологов Казахстана) – с 2013 – 2006гг, а с 2007 -   Евразийский Институт практической психологии и психотерапии (ЕИППП). Профессиональному психотерапевту важно представлять себе, что это не так просто, как кажется — выслушать человека, вникнуть в суть и помочь решить проблемы, которые, возможно, годами отравляли душу человека. 

Нужно понимать, что среди людей нет абсолютно здоровых (см. критерии психического здоровья). Есть мнение что психологи считают себя психически здоровыми людьми, а вот своих клиентов считают какими-то больными. На деле это, конечно, не так. Любой нормальный психолог напротив, знает о том, что у него самого есть и неврозы и стереотипные реакции и прочие «прелести» психической жизни. Куда чаще отрицают наличие психологических проблем как раз те, кто к психологии не имеет отношения.

«Тараканы» живут в голове и психолога и клиента. Разница лишь в том, что хороший психолог со своими тараканами близко знаком.

Индивидуальная и групповая психотерапия приводит к тому, что человек знакомится со своими «тараканами». Он не просто невротически реагирует, а знает, что сейчас его реакция невротична. Он не просто выбирает способ поведения, он уже способен знать, почему именно такой способ он избрал и ради чего он это поведение затеял. Т.е., в результате  терапии повышается уровень осознанности.

БОЛЕЕ ОСОЗНАННЫЙ ТЕРАПЕВТ В СОСТОЯНИИ ОКАЗАТЬ БОЛЕЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНУЮ ПОМОЩЬ КЛИЕНТУ.

Во-первых, он не будет вовлекать вас в свои любимые игры и стереотипы взаимодействия.

Если психолог страдает от хронической вины, он не сможет высказать вам что-то неприятное (а именно в такие моменты и может произойти терапевтический эффект), а малейший намек на ваше недовольство выбъет его из рабочей колеи, и он либо начнет защищать себя, либо, чего доброго - нападать на вас: "А чего это ты раскомандовался, кто тут психолог - ты или я?"

Если психолог нарцисс - он будет пытаться продемонстрировать вам свое мастерство и знания, будет делать все чтобы заслужить ваше одобрение, восхищение или любовь. Только вам это вряд ли поможет.

Во-вторых, "проработанный" психолог будет способен отличать свои собственные эмоции от ваших.

В-третьих, есть среди психологов мнение, что психолог сможет психологически подрастить клиента только до своего уровня, не выше. Следовательно, психолог должен постоянно работать над повышением своего уровня, узнавать себя лучше, приобретать большую осознанность. Тогда он сможет быть более полезным и эффективным. Я уже в течение около 20 лет занимаюсь психотерапией, прохожу постоянно индивидуальную психотерапию, посетила многочисленные обучающие программы по НЛП, гештальт терапии,  телесно-ориентированной психотерапии, психодраме, психологической коррекции психосоматических расстройств, арт-терапии, эриксоновскому  гипнозу, семейной психотерапии, психотерапии кризисных состояний, тренинг тренеров, полимодальную супервизию и др.

Еще одна вещь, для которой одному психологу нужен другой - супервизия. Психолог показывает работу с клиентом или рассказывает своему супервизору тяжелые случаи своих клиентов (с сохранением конфиденциальности, конечно), рассказывает о проделанной работе, о своих гипотезах и мерах, которые он принял в этой связи. Супервизор указывает на ошибки, советует посмотреть под новыми углами и указывает на то, что психолог упустил из виду. Это ведет к профессиональному росту психолога за счет большого опыта супервизора.

Кроме того, психолог - тоже человек. Он испытывает эмоции, в том числе - и в процессе консультирования. Если психолог испытывает, например, вину по отношению к клиенту, но знает, что она невротическая (вот где снова помогает индивидуальная терапия!), он может вносить коррективы в свою работу. Сеанс может пройти эффективно, на высоком профессиональном уровне, но психолог после него будет чувствовать себя не очень хорошо из-за подавленной вины. В задачи супервизора входит проработка такой ситуации: снятие симптома, диагностика причин его появления и проработка. Супервизор оказывает психологическую поддержку психологу.

За время работы в ЕИППП  я значительно повысила свой  профессиональный уровень, открыла творческий потенциал, разработала свою индивидуальную программу и не одну – психологическая коррекция психосоматических расстройств, групповая терапия в формате телесно-ориентированной психотерапии и медитативных техник.  На данный момент, проведено три такие группы, идет активный набор на 4 группу. Результаты радуют участников – они реально становятся счастливыми (по их субъективному мнению, по мнению их окружения и по психодиагностике на первой и последней встрече). И, уж тем более, результату рада и  я. Ведь для меня, как и для любого психолога, главное – чтобы клиент уходил решивший свои проблемы, довольный и счастливый.

За эти  годы произошли значительные изменения в моей жизни, как личной, так и профессиональной.

Но вот на работе в психбольнице  я не стремилась получить больше заданий, не проявляла инициативу. Да и там творчество не приветствовались, нужно было быстро и качественно заполнять истории болезни. Мне это очень сильно утомляло. Результат не заставил себя долго ждать — в начале октября  2015 года мне сообщили, что я работаю у них только до конца месяца.

Это был шок, конечно. Осознание того, что я останусь без основного дохода при необходимости оплачивать жилье, сильно беспокоило. Вот тут пошли мои первые сомнения в принятии решения об увольнении.

Не побоюсь сказать, что я сама (как врач психиатр) диагностировала у себя легкую степень депрессии.

Депрессия стала таким распространенным явлением в наши дня, потому что очень многие людей преследуют нереальные цели, не имеющие прямого отношения к основным человеческим потребностям. Каждый человек хочет любить, ему также хочется почувствовать, что его любовь принимается и в определенной степени возвращается к нему.

Еще одной основной потребностью всех человеческих существ является свобода. Без свободы самовыражение невозможно. Это не та абсолютная свобода, которую многие пытаются обрести, но свобода выражать себя, иметь голос в регулировании своих отношений.

Человек в депрессии ограничен неосознанными барьерами с табличками «следует» или «не следует», которые изолируют его, сковывают и в конечном итоге разрушают его душу. Живя в такой своеобразной тюрьме, он тем не менее строит фантазии о свободе, придумывает планы своего освобождения и мечтает о мире, где жизнь будет совершенно другой. Эти мечты, как и все иллюзии, служат для поддержания его духа, но одновременно они не дают ему распознать внутренние силы, которые связывают его. Но рано или поздно иллюзия рушится, мечты улетучиваются, схемы не срабатывают — и человек с ужасом видит действительность такой, какая она есть на самом деле, без прикрас. Когда это происходит, он впадает в депрессию и чувствует себя беспомощным.

Я стала замечать и чувствовать те моменты и ситуации, когда я себя истязаю, когда ко мне проявляют насилие, научилась справляться с этим, увидела свои стереотипы поведения, которые приводили к таким взаимоотношениям. В общем, обрела б0льшую степень свободы.

И я рискнула, написала заявление об увольнении и пустилась в свободное плавание…Как будто сама жизнь меня подбадривала и говорила, что я на правильном пути! Буквально через несколько дней мне подарили абонемент в фитнес клуб Касиет. Сыпались предложения о работе, я выбирала… И что, очень важное, я поняла! В ЕИППП - самая лучшая организация работы с клиентами,  встречи клиента, его сопровождения, поддержки, у нас есть сайт, где клиенты могут узнать про тренинги, про то, что такое психотерапия, работает профессиональный менеджер.

Марина Владимировна –  директор ЕИППП -  настолько профессиональна, что она может предугадать на несколько шагов вперед потребности и развитие психологии. ЕИППП внедрил систему аккредитации специалистов. В Казахстане уже является стандартом процедура, когда организации при приёме на работу психолога требуют подтверждение о соответствующем уровне аккредитации и соответствующие рекомендации от Евразийского Института практической психологии и психотерапии. А теперь и проходит обучение полимодальной супервизии. Наш ЕИППП является филиалом ОППЛ – профессионального сообщества психологов и  психотерапевтов России.

Несмотря на то, что я уже проделала большую работу и многому научилась и осознала, тем не менее, я продолжаю повышать свой профессионализм.

Я счастлива, что я профессиональный психотерапевт и могу помочь тем, кто нуждается в моей помощи. Я желаю всем счастья и улыбок!