Быть собой в своей игре

Автор: Ратушняк Анастасия – специалист ЕИППП в области детской психотерапии (гештальт-подход), арт-терапии в работе с детьми и семьёй, индивидуальной, семейной и групповой игровой терапии.

«Одни только дети знают, что ищут…» Антуан де Сент-Экзюпери «Маленький принц»

Игра!?

Почему именно игра в психологической работе с детьми?

Чем она ценна?

И, пожалуй, главное: почему игра может быть эффективной в стремлении ребёнка и его родителей справиться с теми трудностями, что привели семью к психологу.

За сухими традиционными словами о том, что «игра – это ведущая деятельность ребёнка» скрывается многое: её жизненная необходимость, заключающаяся в ней целительная сила и огромный потенциал.

Игра – естественное проявление ребёнка  и форма его коммуникации, это выражение его потребностей, эмоций, личностных особенностей, намерений, доверия или недоверия к миру, опыта и знания о нём.  

Игра – это и язык ребёнка, и, следуя за течением игры, сопровождая ребёнка в его самоисследовании, можно способствовать раскрытию ребёнка, обретению его веры в себя. Наконец, игра сама по себе даёт ребёнку необходимый ресурс для личностного роста.

Словом, силу игры невозможно переоценить, и она состоит в том, что игра делает ребёнка повелителем своего мира! Опыт того кусочка жизни, что он согласился разделить в пути с другим, исследуя себя, распространяется и на реальность, существующую вне игровой комнаты, делает ребёнка сильным и способным преодолеть многое.

И напротив, лишение ребёнка игры может привести к таким последствиям, как, например, задержка и нарушение эмоционального развития, формирование трудностей  в понимании социальных норм, недостаточное развитие волевой сферы личности ребёнка…

На нынешнем этапе развития практической психологии уже не вызывает сомнений, что фантазийная игра также способствует овладению социальным и своим внутренним миром, развивает вербальные и невербальные навыки коммуникации.

Путь автора этих строк  к игровому  направлению в работе с детьми и их родителями, был, пожалуй, предопределён теми ценностями, которые всегда были основой профессиональной деятельности. Это, прежде всего, вера в то,  что каждый ребёнок, несмотря на его хрупкость, уязвимость и уже предопределённую зависимость от взрослых способен преодолеть многие испытания, становиться сильнее, сохранить и развить ощущение своей самоценности.

В процессе работы с детьми становилось очевидным, что шанс прикоснуться к  внутреннему миру ребёнка и способствовать терапевтическим изменениям во многом зависел от того, насколько я, как представитель мира взрослых, способна не инициировать, а следовать; не реагировать, а отражать; принимать личность ребёнка целиком, а не разделять ее на фрагменты для беспристрастного исследования… Похоже, истинно целительным моментом  становились некие особенные отношения с ребёнком: как с равным, как к субъектом, а не с объектом воздействия и определённых манипуляций, инициированными взрослым, уже успевшим принять решение за ребёнка и тем самым убеждая его в его собственной слабости.

Этот опыт, размышления и поиски собственного  эффективного терапевтического стиля и соответствующих методов стали отправной точкой для захватывающего путешествия в мир игровой терапии.

Итак, очевидно, что игра – это, пожалуй, одно из лучших средств, способных помочь ребёнку решить актуальные для него задачи. Но какое направление выбрать? Каков терапевтический механизм игры?

Говоря  о многообразия видов игровой терапии, то все ее направления, согласно классификации В. Экслайн, основоположницы игровой терапии, центрированной на ребёнке,  можно разделить на директивные и недирективные. Критерий подобного деления зависит от активности игрового терапевта: «Игровая терапия может быть директивной по своей форме – это значит, что терапевт может брать на себя ответственность за руководство и интерпретацию, и может быть недирективной – терапевт может переложить ответственность за происходящее и управление ситуацией на ребёнка» [1, с.15]

Игровая терапия основывается на том положении, что игра – это естественное средство самовыражения у детей. Эта возможность даётся детям, чтобы они «проиграли» свои чувства и проблемы, точно так же как человек «выговаривает» свои трудности в некоторых типах терапии взрослых [1, с.15]

Прежде чем перейти к краткому знакомству с описываемым нами направлением, приведём определение термина «игровая терапия», которое дала RisevanFleet: «Игровая терапия – широкая область в психотерапии, которая использует детскую природную склонность как средство создания эмоционально безопасной терапевтической обстановки, содействующей общению, построению отношений, экспрессии и решению проблем ребёнка».

Важно подчеркнуть, что игровое взаимодействие ребёнка и терапевта является эффективным тогда, когда оно систематично, отвечает требованиям специальной организации пространства и имеет под собой определённую теоретическую модель.

Если вспомнить вопрос о выборе игровой терапевтической модели, поставленный выше, и попытаться ответить на него, то именно идеи гуманизма, свободы и самоактуализации, являющиеся основой игровой терапии, центрированной на ребёнке, и стали главной  причиной, по которой я решила развиваться именно в этом направлении.

Вкратце коснемся теории и истории описываемого нами предмета. Итак, игровая терапия, центрированная на ребёнке (ИТЦР) - это недирективный и универсальный подход в игровой терапии, базирующийся на принципах клиент-центрированной терапии Карла Роджерса. Основная идея его подхода  заключается в том, что в каждом человеке имеется тенденция к самоактуализации — к росту, развитию, реализации своего потенциала. Оптимального развития личность достигает, если окружение человека принимает его и открыто с ним взаимодействует. В этом и заключается главная цель ИТЦР – содействие самоактуализации ребёнка и самостоятельному поиску решению затруднений.

Именно этот подход взяла за основу в середине ХХвека ученица К. Роджерса Вирджиния Экслайн и применила его в работе с детьми, используя особым образом оборудованное игровое пространство. В дальнейшем это направление игровой терапии (ИТ) было развито Гэрри Лэндретом – главным методистом ИТЦР, а также Кларком Мустакасом, Бернардом и Луизой Гёрни  и другими специалистами в данной области.

Зерном модели ИТЦР является  построение особенного взаимодействия между ребёнком и игровым терапевтом, основанное на убеждении, что ребёнок – это уникальная личность, и независимо от того, что привело его в кабинет игровой терапии, личность, имеющая огромный потенциал для роста, а также ресурсы, с помощью которых он способен справиться с нынешними трудностями, ответить на актуальные для себя вопросы.

Что же является сутью подхода в ИТ, освещаемой нами, что отличает это направление? Итак, главными механизмами терапевтических изменений в ИТЦР являются:

-        свободное самовыражение ребёнка;

-        развивающиеся терапевтические отношения;

-        социальная компетентность;

-        творческое решение проблем.

Именно эти компоненты взаимодействия между ребёнком и игровым терапевтом и являются терапевтическими механизмами, энергией, двигающей ребёнка к изменениям и к целям, которых  позволяет достичь ИТЦР. Приведём их:

Цели-перспективы:

- выстроить позитивную Я-концепцию;

- научиться отвечать за свои действия;

- научиться самоконтролю;

- научиться самопринятию и обрести уверенность в себе;

- развить самостоятельность;

- и при этом - научиться доверять другим;

- научиться контролировать ситуацию и преодолевать трудности;

- выработать внутренний источник оценки.

Именно поэтому данный метод подходит многим детям в решении довольно широкого спектра эмоциональных проблем: повышенной тревожности, обострении страхов, высокого уровня агрессивности и пр. Так же ИТЦР приходит на помощь, когда ребёнок сталкивается с непростыми жизненными обстоятельствами: разводом родителей, переездом семьи, смертью близкого человека…

Кроме того, одним из самых ценных и обладающих огромной практической значимостью направлений работы в игровой терапии, центрированной на ребёнке является Filialtherapy– тренинг детско-родительских отношений. Это уникальная программа «Модели десяти встреч по Гарри Лэндрету», в ходе которой родители обучаются приёмам игровой терапии, центрированной на ребёнке. Программа уже доказала свою эффективность во многих странах мира.

Родители, в течение десяти занятий, в формате тренинга овладевают специальными техниками и проводят домашние игровые занятия,  становясь для своего ребёнка в определённой степени психологом, или, пользуясь соответствующей терминологией, «терапевтическим агентом». С поддержкой специалиста родители  создают особенное терапевтическое пространство, позволяя отношениям развиваться, а ребёнку – реализовать естественное  стремление к росту.

Обратимся к авторитетам: Бернард Гуэрни (B.Guerney, 1969) формулирует следующие цели описываемых нами игровых сеансов: «…прежде всего, разрушить верное или неверное восприятие ребёнком чувств, установок родителей, их отношения к нему. Во-вторых, эти сеансы проводятся для того, чтобы позволить ребёнку выразить свои мысли, потребности и чувства, которые он прежде скрывал от родителей, да и от самого себя. (Такая коммуникация обычно осуществляется посредством игры). Совместные сеансы детей и родителей, таким образом, предназначены для того, чтобы снять давление  и избавиться от тревожности, вызываемой внутренними конфликтами. В-третьих, на сеансах ребёнок должен прийти  - через усвоение по-новому увиденного отношения к нему родителей – к усилению чувства самоуверенности, самоценности и уверенности в себе» [стр.452], [3, с.170]

В самом ближайшем будущем нами планируется запуск группы в рамках тренинга детско-родительских отношений по Г. Лэндрету. А пока на базе Евразийского университета практической психологии и психотерапии родители проходят этот курс в индивидуальном формате. Это родители, взявшие на себя ответственность за развитие и укрепление  отношений между ними и ребёнком, тем самым помогая ему раскрыть свой потенциал и преодолеть внутренние конфликты.

Ведь игра, по меткому выражению Стюарта Брауна, автора книги «Игра», не что иное, как «знак любви»…

Cписокиспользованной литературы:

1.    В. Экслайн. Игровая психотерапия/ пер. с англ. – М.: «Психотерапия», 2007

2.    Э. Джил. Игра в семейной терапии/ пер. с англ. – М.: Изд-во Эксмо, 2003.

3.    Г. Лэндрет. Игровая терапия: искусство отношений/ пер. с англ. – М.: Международная педагогическая академия, 1997

4.    В. Экслайн. Дибс в поисках себя.